Половые роли, вероятно, настолько же важны, как и хромосомный пол, генетический или гормональный для сексуального поведения взрослого. Половая роль — это поощряемый паттерн поведения, ожидаемый от каждого пола. В нашей культуре мальчиков обычно поощряют быть сильными, быстрыми, агрессивными, доминирующими и стремящимися к достижениям. Традиционно, женщин считают чувствительными, интуитивными, пассивными, эмоциональными и «естественно» заинтересованными в воспитании детей. Определение половых ролей происходит во всех культурах. Это часто ведет к стереотипным представлениям о мужчинах и женщинах.

Сравнение с другими культурами показывает, что наши половые роли вряд ли можно считать «естественными» или универсальными. Например, во многих культурах женщины выполняют тяжелые работы, потому что мужчины считаются для этого слишком слабыми (Albert, 1963). В России около 75% всех врачей — женщины, и вообще женщины составляют значительную часть рабочей силы. Можно привести множество примеров, но один из самых интересных — это классическое исследование Маргарет Мид (Mead, 1935), посвященное народности чамбули в Новой Гвинее.

Половые роли у чамбули совершенно противоположны североамериканским стереотипам. Женщины чамбули занимаются рыболовством и ремеслами, контролируют власть и экономическую жизнь общины. Женщины также берут на себя инициативу в ухаживаниях и сексуальных отношениях. Мужчины чамбули считаются зависимыми, легкомысленными и озабоченными исключительно своей внешностью. Большую часть времени мужчин чамбули занимает искусство, игры и театры; мужчинам особенно нравится украшать себя цветами и ювелирными украшениями.

Как показывает пример с чамбули, мужчины и женщины в разных культурах ведут себя не одинаково. Становится также очевидной социальная природа половых ролей. Мужчина больше не мужчина, если он готовит, шьет или заботится о детях. Женщина больше не женщина, если она делает успехи в спорте, преуспевает в бизнесе или работает автомехаником. Все же личность взрослого и гендерная идентичность вплотную связаны с культурными дефинициями «мужественности» и «женственности».

Интересный побочный эффект социализации половых ролей — это отпечаток, который она накладывает на поведение, не имеющее прямого отношения к полу. Например, мальчики агрессивнее девочек, а девочки обладают более сильной эмоциональной эмпатией, чем мальчики (Block, 1979; Maccoby & Jacklin, 1974).

Социализация половых ролей

Усвоение половых ролей начинается с детства. С маленькими девочками обращаются мягче и ласковее, чем с мальчиками. Оба родителя играют в более грубые игры с сыновьями, чем с дочерьми (которые, как предполагается, более «хрупки»). Позднее мальчикам разрешается гулять по большей территории без специального разрешения. От мальчиков ждут, что они раньше девочек начнут выполнять различные поручения. Дочерям говорят, что они милые и что «хорошие девочки не дерутся». Мальчикам говорят, что они сильные и что «настоящие мальчики не плачут». Сыновей чаще поощряют контролировать свои эмоции, кроме злобы и агрессии, которую родители больше терпят у мальчиков, чем у девочек.

Игрушки также определяются полом: родители покупают куклы для девочек; грузовики, инструменты и спортивные принадлежности для мальчиков. Отцы, в частности, поощряют своих детей играть с «подходящими», характерными для каждого пола игрушками (Raag & Rackliff, 1998). К тому времени как дети начинают ходить в детский сад, они усваивают, что все врачи, пожарные и пилоты — мужчины, а медсестры, секретари и парикмахеры — женщины (Blaske, 1984; Stroeher, 1994). А почему бы и нет? Рабочая специальность все еще в значительной степени определяется полом, а дети воспринимают то, что видят. Стереотипы половых ролей стали нормой в телесериалах, детских книгах с картинками и видеоиграх (Browne, 1998; Dietz, 1998; McDonald, 1989).

В целом, родители, как правило, поощряют своих сыновей вести себя инструментально (целенаправленно), контролировать эмоции и готовиться к работе в будущем. Дочери, с другой стороны, поощряются к экспрессивному (ориентированному на эмоции) поведению, в чуть меньшей степени они социализируются в отношении материнства.

Когда родителям говорят, что они ведут себя с девочками и мальчиками по-разному, многие объясняют, что оба пола «естественно» отличаются. Но возникают ли «естественные различия» от рождения или их формируют ожидания, основанные на гендере? В нашей культуре «мужское», по-видимому, определяется как «не женское». То есть родители часто испытывают смутный страх перед экспрессивным и эмоциональным поведением мальчиков. Для них такое поведение подразумевает, что такие мальчики — женственные неженки. Многие родители, которые не были бы обеспокоены «мужским» поведением дочерей, могли бы расстроиться, если бы их сыновья играли с куклами или имитировали бы «женственные» манеры.

Подводя итог, можно сказать, что социализация половых ролей в нашем обществе готовит детей к миру, в котором от мужчин ждут, что они будут деятельными, стремящимися к победе, контролирующими себя и неэмоциональными. От женщин, наоборот, ждут, что они будут экспрессивными, эмоциональными, пассивными и зависимыми. Таким образом, социализация половых ролей учит нас быть весьма компетентными в одних отношениях и отсталыми — в других (Levant, 1996).

Конечно, многие считают традиционные половые роли приемлемыми и удобными. Кажется очевидным, что всем будет выгодно, если более стереотипные и обременительные аспекты половых ролей перестанут учитываться.